Танзания подарила полный комплект трофеев

0
43

В аэропорту Килиманджаро нас приветствует Мартин на суахили:«Карибу, бвана!» Он спрашивает: «Хабари яко кака?» и улыбается, зная, что я понял его: «Как ты сам?». Мартин искренне рад встрече со мной. На этот раз мои клиенты будут охотиться недалеко от озера Натрон.

Озеро расположено в восточной части Восточноафриканской рифтовой долины.

Это одно из самых известных соляных озер в мире с высочайшим содержанием щелочи (показатель Рh воды в нем достигает 10,5).

Знаменито оно и огромной популяцией малых фламинго.

В его водах водится щелочная тиляпия, окрашивающая воду озера в красноватый цвет, видный даже из космоса.

Миллиарды этих микроорганизмов являются основной пищей фламинго.

Наш лагерь расположен примерно в двадцати километрах к югу от озера, прямо у подножия вулкана Ол-Доиньо-Ленгаи — горы Бога. Этот действующий вулкан единственный на земле с низкотемпературной карбонатитовой лавой.

Четыре часа езды на машине, и мы в лагере. Менеджер приветствует нас традиционным «Карибу, бвана» и предлагает теплые, влажные полотенца и свежевыжатый апельсиновый сок. Пока мы приводим себя в порядок, наш багаж доставляют в палатки.

 

Великолепный трофей белобородого гну. Фото автора.

Обслуживание в лагере — настоящие пять звезд. Нет нужды спрашивать Мартина, есть ли в лагере то или это. Есть. Имеется даже спутниковый интернет, которым мы тут же воспользовались, отправив своим близким первые фотографии лагеря и «домашнего» вулкана.

После душа мы встречаемся в общей палатке с двумя кожаными диванами, обеденной зоной и баром, где Мартин знакомит нас с планами на ближайшие несколько дней.

На этот раз я сопровождаю двух охотников из России, двух друзей — Алексея и Сергея (последнего я уже знаю по совместным охотам). Оба хотят добыть газель Робертса, бубала, западного белобородого гну и редкую полосатую гиену. Сергей отправится в путь вместе с Мартином, а Алексея поведет Див.

Профессиональные охотники знают местность как свои пять пальцев и уверены в успехе. Мартин объясняет, что привады для гиен были разложены в четырех местах четыре дня назад, но пока ни одна из фотоловушек, расположенных на привадах, не зафиксировала присутствия гиен.

На приваду пошли овцы, купленные у масаев. Див считает, что полосатая гиена больше всего любит мясо зебры, и именно поэтому предлагает начать охоту с поиска зебр. Охотники не возражают: у здешних зебр очень красивая шкура. Планы понятны, стратегия охоты ясна.

Завтра первое, что мы попробуем, — это добыть зебру и выложить новые привады, после чего у нас останется время поохотиться на газелей и антилоп. В зависимости от того, что покажут фотоловушки, мы сможем моментально переключиться на охоту на гиену.

 

Чтобы сделать эффектный кадр, нужно лишь отодвинуть полог палатки. Фото автора.

Честно говоря, добыть зебру не так сложно, эти животные, что называется, пасутся у порога. Лагерь расположен между деревьями, а все вокруг — широкая открытая травянистая местность, так называемая равнина. Это и есть любимое место зебр, здесь они встречются большими стадами.

Так что нет необходимости вставать рано утром. Нас будят в 6:30 утра, и после завтрака мы выезжаем на охоту. И у Алексея, и у Сергея свои пиэйчи, команда и автомобиль. Территория огромная, поэтому, чтобы не мешать друг другу, перво-наперво оговариваются районы охоты.

Единственное, что будет общим у двух команд, это фантастический вид на гору Бога. Сегодня я сопровождаю Алексея и мои камеры наготове.

Алексей отправляется в путь с карабином калибра .300 WinМаg. Отличный калибр для равнинной охоты, позволяет без проблем стрелять на большие расстояния. Местность здесь действительно неописуемо красива, но сегодня у нас другая цель. Зебра входит в меню гиены, и мы несем ответственность за приготовление любимого блюда.

Задача не в том, чтобы найти зебру. Главное — нужен тренированный глаз, который поможет выделить подходящего жеребца из стада. Мы уже миновали две большие группы животных, но, хотя видели несколько подходящих жеребцов, охрана стада не позволила нам приблизиться к ним на расстояние выстрела.

С третьей группой, которую мы встретили, дела обстояли более благоприятно.

 

Фото автора.

Стадо рассредоточилось на равнине и мирно паслось слева от нас, и только три жеребца стояли особняком: старый и два помоложе. Мы уже подошли на 80 метров — дистанцию верного выстрела. Но молодые самцы все время закрывали собой выбранную нами цель — старого вожака. Их действия напоминали поведение опытных телохранителей.

Но вот цель осталась на какое-то время без прикрытия, и прозвучал выстрел. Пробежав не более двадцати метров, жеребец остановился и упал. Но даже после этого телохранители остались возле своего вожака и убежали, лишь когда мы подошли к ним вплотную. Теперь старый жеребец с прекрасным рисунком шкуры обеспечит нас необходимым количеством мяса для привад.

После традиционной фотосессии мы принялись укладывать зебру в кузов пикапа. Не так-то это и просто. Поскольку Див хотел использовать все внутренности в качестве приманки, мы не разделывали тушу на месте, а это очень затрудняло погрузку. Но в конце концов мы справились и отправились к выбранному для приманки месту.

Див и его скиннер приступили к работе и первым делом сняли с зебры шкуру, затем два больших куска мяса закрепили в развилке ствола дерева, а субпродукты и кровь распределили под деревом. То же самое проделали в другом месте. Да, и это тоже часть охоты.

Вернулись мы в лагерь довольные и усталые и после теплого душа немного отдохнули. Перед заходом солнца все встретились у костра и выслушали рассказ Сергея. Его день был похож на наш. Он тоже добился успеха, но вместо мяса зебры на привадах они выложили туши овец. Вечер закончился ужином с превосходным стейком из мяса импалы.

На следующее утро Сергей, которого я сопровождал, приготовился охотиться около озера Натрон. Район охоты мы видели из нашего лагеря, но прямой дороги к нему не было, поэтому нам пришлось долго-долго добираться до него объездными путями.

Натрон расположен на высоте 600 метров над уровнем моря, а нам предстояло забраться на горное плато на высоту 1300 метров. Его западная часть граничит с национальным парком Серенгети, где зверей видимо-невидимо.

 

Импала — стройная антилопа среднего размера. По телосложению во многом напоминает водного козла или газель Гранта. Фото автора.

Газели Томсона и Робертса, зебры, бубалы, белобородые гну составляют основную часть животного мира района. Путь туда занимает около трех часов, поэтому поднялись мы в четыре утра и выехали из лагеря в полной темноте.

С первыми лучами солнца мы добрались до озера, встретили рассвет, вдоволь налюбовавшись огромным диском солнца, и продолжили движение в сторону границы парка. По дороге видели хижины местных жителей и бесчисленные стада коз и коров — главное богатство масаев.

Щедрая травянистая растительность дает достаточно пищи и диким и домашним животным, и масаи давно уже не относятся к антилопам как к пищевым конкурентам своим стадам. В этом огромная заслуга владельцев концессий и организаторов охот. Долгие годы разъяснений о важности охраны диких животных принесли свои плоды.

К тому же местные коммуны получают часть средств от проведенных охот, и это положительно сказывается на их развитии. Когда мы видим своими глазами, что дает местным жителям трофейная охота, мы поневоле задаемся вопросом, почему некоторые европейские страны выступают против нее.

Наконец мы добрались до места, где, по словам пастухов, паслись несколько газелей Робертса. Мы находились рядом с границей парка, и у нас были опасения, что газели могут при нашем появлении уйти туда. Пока Мартин обсуждал план охоты со своим следопытом, Сергей заметил одиночного быка бубала.

Мартин, мгновенно оценив его, сказал, что это хороший трофей и что ветер благоприятствует нам. Рельеф и растительность позволяли подойти к животному на расстояние выстрела. Поскольку Мартин настоял на том, что они будут подходить к бубалу вдвоем с Сергеем, мы наблюдали за происходящим со стороны. Медленно, иногда на коленях они приближались к животному.

 

Дик-дик — род миниатюрных полорогих, относящийся к подсемейству настоящих антилоп. Фото автора.

Казалось, прошло много времени до того, как Сергей вложил винтовку в плечо и прицелился. Он отличный стрелок, но то ли поднявшийся сильный ветер, к тому же изменивший направление, то ли еще что, но пуля лишь выбила фонтанчик пыли в нескольких метрах от животного. Странно, но антилопа и не думала убегать, а продолжала пастись как ни в чем не бывало. Второй выстрел Сергея уже был точен, как всегда.

Дождавшись сигнала Мартина, мы направились к охотникам. Сергей понимал, что не оценил влияние на стрельбу сильного ветра. Однако то, как быстро и правильно он внес коррективы в прицеливание, говорило о его отличной стрелковой подготовке.

Ежегодно правительство выдает лишь несколько лицензий на бубала, и вот перед нами на земле лежал отличный трофей. После обычной фотосъемки помощники Мартина начали снимать шкуру с туши животного, а мы, выбрав тенистое место, расположились пообедать. Когда мясо загрузили в пикап, мы продолжили охоту.

Сергею вновь повезло: он добыл трофей, о котором мечтал, — газель Робертса, обитающую только в этой части Танзании…

По пути в лагерь все мясо раздавалось местным жителям, ожидавшим нашего возвращения с охоты у обочин дороги.

В лагере нас встретил сияющий Алексей. Он рассказал, что видел в буше молодого леопарда. Это большая редкость — леопард, да при свете дня!

На следующий день я опять выехал на охоту с Алексеем. Мы намеревались доехать до того же места, где охотились с Сергеем: Алексей горел желанием повторить успех друга. Сам Сергей пожелал охотиться в районе лагеря.

К концу третьего дня охоты нам было чем гордиться: по два трофея бубала, западного белобородого гну, газели Робертса, зебры, черноспинного шакала и очень хороший трофей газели Томсона, добытый Сергеем.

Теперь же настало время сконцентрироваться на полосатой гиене. Фотоловушки говорили, что на привады выходят пять гиен. Два крупных самца полосатой гиены приходят к приваде либо незадолго перед закатом, либо перед рассветом.

 

Несмотря на репутацию свирепых воинов, масаи в основном занимаются мирным скотоводством. Они свято верят, что бог дождя Нгаи дал весь скот их народу, поэтому все, кто также владеет скотом, когда-то украли его у них. Это не раз приводило к серьезным конфликтам с другими племенами. Хижины масаев построены из высушенного навоза, а питье коровьей крови является частью их священных ритуалов. Фото автора.

А три обычные пятнистые гиены активны на привадах в течение всей ночи. Картина нам была ясна, оставалось терпеть и надеяться на удачу.

Четвертый и пятый день прошли в ожидании хороших вестей. На шестой я сопровождал Алексея на фотосафари. Не каждый день можно увидеть такие пейзажи, и Алексей хотел, чтобы я снял их для него. Мы были полностью сосредоточены на съемке и не ждали ничего особенного. Но, как известно, чудеса случаются, когда их совсем не ждешь.

Внезапно пиэйч дал команду водителю остановиться, прервав наш с Алексеем разговор. Прошло несколько секунд, и мы поняли, что он увидел что-то необычное и очень приятное. Метрах в трехстах от нас, около одной из наших привад полосатая гиена лакомилась мясом зебры.

Между нами не росло ни единого куста, за которым можно укрыться. А падальщица, подпрыгивая к подвешенной на дереве ляжке зебры отрывала куски мяса и так была поглощена этим занятием, что не обращала на нас внимания. Но 300 метров!..

Я понимал, что Алексей готов стрелять с того места, где мы находились. Ведь такой случай вряд ли повторится, а Алексей чувствовал себя достаточно уверенно для стрельбы на большие дистанции. Ветер дул точно на нас.

Итак, дистанция еще раз проверена, несколько кликов на барабане оптического прицела сделано, предохранитель снят, Алексей задержал дыхание и… Звук выстрела и громкий возглас Дива: «Братан, ты сделал это!» Да, то о чем мечтал Алексей, произошло. Мы забрались в пикап.

По дороге к гиене Див предупредил нас не касаться зверя голыми руками. Как любой падальщик, гиена — средоточие разных бактерий, при обработке трофея требуется осторожность.

Наши помощники в одноразовых перчатках уложили ее на живот, и мы быстро сделали несколько снимков, затем по рации вызвали из лагеря машину с пластиковыми пакетами, в которые уложили гиену, чтобы отвезти ее на разделку.

 

Умение стрелять на дальние расстояния не раз приносило нам отличный трофей. Фото автора.

На следующее утро, поспав пару часов, Сергей уехал в засидку. К сожалению, гиена побывала на приваде до его приезда, и он возвратился в лагерь ни с чем. Время охоты подходило к концу, у охотников оставался последний вечер.

Около пяти утра мы с Сергеем выехали к приваде, где камера зафиксировала гиену предыдущей ночью. Мартин очень надеялся, что падальщица придет сюда вновь. Мы сели в засидку ждать. Лишь пара маленьких птах да семейство смешных мангустов скрашивали наше томительное ожидание.

Мне казалось, что Сергей уже смирился с тем, что уедет домой без трофея полосатой гиены. Но в этот момент Мартин поднес палец к губам, призывая нас быть предельно осторожными. Привада находилась в тени и была плохо видна, но рядом с ней выделялось небольшое пятно, освещенное заходящим солнцем.

Наконец гиена вышла на освещенный участок. Сергей был абсолютно спокоен, осторожно прицелился, прозвучал выстрел, и лишь тогда радостная улыбка появилась на его лице.

Я в очередной раз поразился его выдержке и характеру настоящего бойца… Мы уезжали из Танзании с полным комплектом трофеев и с чувством удовлетворения. Африка, ты скоро увидишь нас опять!

Источник: ohotniki.ru

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ